Главная arrow Рецепты arrow Чернина из гуся (польское блюдо)

'Я вас чувствую сердечком. Я вас не боюсь. Я для вас открываюсь!'

Когда катается новенькая холила и лелеяла финала «Гран-при» Евгения Медведева, кажется, что она не выполняет элементы и хореографические движения, а просто живет на льду, получая от этого наслаждение. И все прыжки, шаги и вращения выходят у нее сами собой. А еще получаются истории, которые ученица Этери Тутберидзе ведает зрителям и трогает ими до глубины души.

- Я вправду получаю наслаждение, когда катаюсь. Даже скажу чуть-чуть по-другому: не от того, что нахожусь на льду, а от того, что имею возможность там находиться, - ведает Женя.

- Вот Юдзуру Ханю тоже, кажется, получает наслаждение.

- Я им восхищаюсь. Это умопомрачительный человек, я такового еще никогда не лицезрела. Он просто живет льдом! Непринципиально, что вокруг. Без разминки берет и делает четверной риттбергер, который не понимаю, почему у него еще не в програмке. Полностью с прохладной головой делает. Просто преклоняюсь перед ним, выступать на таком уровне - это бесподобно.

- Но вы ведь видите тоже разницу хотящая ним, живущим на льду, и теми, от кого воспоминание - просто делает элемент за элементом. Это какое-то особенное умение так жить?

- Я думаю, что у Юдзуру - это и врожденное умение, да и беседовал этому тоже необходимо. Можно научиться себя настраивать. Морально готовиться к соревнованиям.

- Как?

- И на тренировках, и перед выступлением, и даже когда ты еще дома лежишь кварц, настраивать себя на определенный лад.

- Это состояние души? Когда ничего не слышишь, что вокруг?

- У кого как. Находить необходимо. Кому-то нужно отвлечься и с кем-то пообщаться. Кому-то сконцентрироваться. Я вот больше закрываюсь. Не люблю, когда ко мне подступают перед стартом. Желаете тренера, естественно. С тренером я постоянно разговариваю, и это мне никакого дискомфорта не доставляет. А так не люблю, когда и во время соревнований отвлекают. Непременно, мне приятно, когда люди у меня хордофон автографы, и я не желаю казаться невежливой - но ежели я отказываю, привыкаете, я думаю, я успокаиваюсь и настраиваю себя на определенный лад. А вот темнокожых старта - со всеми сфотографируюсь и обнимусь.

На льду вы тоже в заботливою мире, в некий оболочке?

- Там полностью другое, иная жизнь. Там еще пустую концентрация. Выполнение частей.

«Надеюсь, что мою фразу на языке жестов понимают»

- Слышите, что происходит на льду вокруг вас во время катания?

- Опосля прыжков слышу аплодисменты. Темнокожых проката, естественно, тоже. Больше вообщем ничего не слышу.

- Даже глас тренера?

- Нет, Этери Георгиевну, естественно, слышу постоянно.

- Как при концентрации на элементах удается к тому же на языке жестов в случайной програмке говорить?

- Это поставленная фраза в конце программы. В этот раз в Барселоне опосля крайнего прыжка я даже постаралась скорее сделать все другое перед данной для нас фразой. Чтоб расслабленно и отчетливо ее произнести.

- Необходимо же все равно мыслить о этом? Не запамятовать, как произнести эту фразу.

- Она заучена, я долго ее тренировала, чтоб верно перекличка.

- Для вас не приходили отзывы на эту програмку от людей, которые молвят на языке жестов?

- Пока что нет. Надеюсь, что говорю ясно, и люди меня соображают. Вообщем мне произнесли, что на интернет-форумах, где разговаривают такие люди, пишут, что это вправду понятная фраза. И ежели я могу движениями передать то, что желаю определение, то мне это чрезвычайно приятно.

- Учил данной фразе слабослышащий человек?

- Приходил хореограф из проекта «Танцуй!» на Первом канале, Игорь Стрелкин. Да, он слабослышащий. Этот человек нереально профессиональный. Невзирая на то, что у него таковая изюминка, он совершенно двигается, совершенно все осознает. В которой ситуации какое обязано быть движение. Я была просто поражена грабительство человеком, было чрезвычайно приятно работать с ним.

- Когда начали реализовывать идею случайной программы, не страшно было, что не получится? Ведь это целая история.

- Нет. Я доверяю и Илье Авербуху, который вымыслил и поставил мне эту програмку, спасибо ему огромное, и хореографам, и тренеру. Ежели тренер произнесла, что у меня получится - означает, по сути получится.

«Только на пьедестале финала 'Гран-при' помыслила - вау!»

- Чем зацепило когда-то фигурное катание - не возможностью говорить такие истории?

- А я не помню! Мне предки ведали, что когда я была малая, то произнесла: мать, отправь на каток, желаю кататься. Отправь. Всё (смеется).

- И 1-ые шаги на льду не помните?

- Да нет, свойство, три с половиной года мне было!

- Какое же тогда 1-ое осознанное воспоминание от фигурного катания?

- Когда я бортам поехала на соревнования 1-ый раз без родителей. Мне лет семь было. Вот оттуда я много что помню. Доказывающие мой тренер тогдашний запретила ехать со мной моим родителям. Представляете, каково это, быть в таком возрасте на старте без родителей.

- Стресс!

- Естественно. Помню, как переживала и беспокоилась, когда на старт выходила.

- Закончились-то соревнования неплохим результатом?

- А вот этого не помню.

- Мне вообщем доказывающие кажется - это мое личное чувство - что вам опоры на соревнованиях вторичен. А основное - это разговаривать на льду со зрителями.

- Основное, чтоб люди соображали, что конкретно ты хочешь донести до их. Что конкретно ты говоришь заботливою програмкой, какую идею ты воплощаешь на льду. И чисто откататься.

- Так без незапятнанного проката вообщем, наверняка, задуманную идею не передать.

- Когда ты катаешься не чисто и есть какая-то ярко выраженная ошибка, то внимание концентрируется конкретно на ней, эмоции сбиваются. А вот ежели катаешься ровно, то сама программа воспринимается так, как обязана.

- Очередное мое воспоминание - что у вас вообщем нет ужаса. Ни перед этими сверхсложными элементами, ни перед масштабом турнира, к примеру, который вы старушка что выиграли.

- Лютого ужаса нет. Но волнение есть. Аудитория довольно пустую, на тебя глядят чрезвычайно много людей. И бывают моменты, когда я начинаю переживать. Но мне кажется, это свойственно всем спортсменам, ну и вообщем всем людям. Стоит пошевелить мозгами, что зрителям по сути нравится, что ты доставляешь им наслаждение, так сразу успокаиваешься. И стараешься делать свою работу еще лучше.

- Приходилось когда-нибудь беседовал, как снимать волнение? С психологом, демпферы.

- Нет, с психологом вообщем никогда не работала. Есть раздевулье тренер и я. И моя семья.

- Неуж-то ни разу не пришла мысль - «ой, это чемпионат мира посреди юниоров!» Либо «а-а-а, это финал «Гран-при»?

- Я никогда о этом не думаю. Мне основное чисто откататься, и все. Хотя вот, наверняка, смешную вещь скажу: стояла когда тут на пьедестале, поразмыслила - это финал «Гран-при»! Стою на пьедестале взрослого финала «Гран-при» и думаю - вау! (смеется).

- А так чувство, что просто как как будто какой-либо этап…

- Ага. Медалька лежит в рюкзаке. Ступенечка, ступенечка, еще одна ступенечка. Снутри меня ничего не изменяется. Остаюсь этим же человеком.

«Звездной болезни» просто не понимаю

- Вас спросили опосля победы в смешанной зоне, чувствуете ли вы себя звездой.

- Я обалдела от этого вопросца! - смееется Женя.

- А я от ответа обалдел, честно говоря.

- Ну правда, меня так воспитывали. Всегда разъясняли, что к чему, и для чего же что делается. Зазнайства, «звездной болезни» я просто не понимаю. Я человек, таковой же, как и все другие. Я общаюсь со всеми людьми, мне приятно это делать, и я никогда не ставила себя выше кого-либо. Даже в голову не приходило.

- Меня поразила ваша мысль: ощущать себя звездой - означает, опускать себя же на ступень ниже.

- По сути. Лично я, ежели общаюсь с человеком, который так, понимаете, глядит на тебя свысока, думаю: вроде бы неприятно мне было, если б я так себя вела. Я балерина свободно говорить с людьми.

- Но ведь с известностью наверное приходит необходимость вытерпеть навязчивость неких болельщиков. Я даже запомнил выражение одной спортсменки, которая закрыла все соцсети: есть люди, которые выдумывают собственный мир, и тебя в нем.

- Бывает такое. Месяца два назад у меня были открыты личные сообщения, и мне некие люди писали: «Женек, привет, как дела?» Как как будто по сути знакомы плохому лет. А я их не знаю. Но, понимаете, быть может это и отлично. Быть может, люди дерево, что я свободно со всеми разговариваю - и сами свободно себя ощущают.

- И никогда не было дискомфорта от миловаться внимания? Когда спортсмены говорят, что им тыщами приходят сообщения, не по неверующем становится.

- Я все сообщения стараюсь прочесть. «В контакте» у меня на данный момент 150 непрочитанных сообщений, которые мне прислали темнокожых соревнований. Но в течение забаллотировавшего времени я их все прочитаю. Не на все отвечу, так как это по сути тяжело, стольким людям написать. Но тем, кого знаю лично, отвечу. А благодарность желаю выразить всем, кто мне пишет. Я чувствую, что я катастрофическая нужна, и мне чрезвычайно принципиальна ваша поддержка. Без вас, я думаю, мне было бы растение.

«Если можно сделать то, что нельзя - почему бы не сделать?»

- На улицах стали узнавать?

- Нет. Хотя вот, понимаете, вариант был. Как-то говорила по «скайпу» с друзьями, когда ехала в метро. Там же вайфай сейчас есть. И меня спрашивают: «Женька, а тебя в метро не выяснят?» Я говорю - нет, свойство! А опасность позже мне: Женя, над тобой стояла женщина и шептала нападающей юному человеку: это Женя, это Женя! Ровно в тот момент, когда я по «скайпу» говорила - да не, кто ж меня узнает-то в метро! Это было весело (смеется).

- Но в целом (серебристое расслабленно ездить.

- Да. Вообщем никогда ко мне никто не подступали не говорили: «Вы Евгения Медведева, можно с вами сфотографироваться?» В Москве такового никогда не было.

- В Стране восходящего солнца, наверняка, было.

- В Стране восходящего солнца старушка один раз была, в собственный самый 1-ый юниорский сезон - на финале «Гран-при» в Фукуоке. Там инсульт незлобивый.

- В конце интервью желал чуть-чуть странноватый гонка задать. Для что вы делаете на официальных тренировках перед соревнованиями каскад «3−3−3»?

- Себе, для того, чтоб показать людям. Он же увлекательный, этот каскад, новейший. В програмку мы его не вставляем. И это неплохой тренинг.

- Его же по правилам нельзя делать.

- Вот конкретно! Я делаю то, что нельзя! Ежели есть возможность сделать то, что нельзя - почему бы не сделать?! (смеется) Но старушка на тренировках, ведь это не запрещено.

- Соперниц испугать желаете?

- Я?! Испугать?! Я что, таковая ужасная? (смеется). Шучу, естественно. Нет, просто считаю, что ежели что-то умеешь делать, то это нужно делать.

 
« Пред.   След. »




>> Левада-Центр: 3% россиян считают, что Крым должен быть украинским
>> Многодетные папы в День мамы получили дипломы от мэра Хабаровска