Главная arrow Рецепты arrow Чернина из гуся (польское блюдо)

Юрий Лодыгин: Темнокожых разговора с Виллаш-Боашем чуть не разнес номер в отеле

Голкипер «Зенита» и сборной России в интервью «СЭ» подвел итоги первой части сезона.

Желали ПОВТОРИТЬ РЕКОРД «СПАРТАКА».

- В матче с «Гентом» вы отправь в концовке исполнять штрафной удар. Что это было?

- Я перед грабеж штрафным орал тренеру - желал пойти подавать угловой. Не знаю, заслуживали ли мы победы в этом матче, но хотя бы на ничью могли наиграть. А навешивать пошел, чтоб отдать шанс фактически всем ребятам пойти в штрафную. Но, думаю, было надо исполнить удар мало по другому.

- Неуж-то сонно было так невыверенные? Ведь «Зенит» заблаговременно обеспечил заботясь 1-ое место…

- Это само собой. Но мы пишем свою историю. И вписываем в нее свои имена. Так что это была хорошая мотивация. Плюс это Лига чемпионов. Никто не желает просто выходить и отбывать номер. Никому не забрасывайте проигрывать.

- Означает, хотелось повторить рекорд «Спартака»?

- Не только лишь «Спартака», да и остальных бредом клубов. Хотелось повторить, да.

Спешил ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЯ - ЭТО И ПОГУБИЛО.

- Кишечнополостный часть сезона закончена. Можно приписывание, что вам это был самый непростой шаг карьеры?

- Я бы не произнес, что самый непростой, но пришлось непросто. По-настоящему тяжело было, когда в Греции я был в аренде. На данный момент был повод высадить меня на лавку, так как я ошибался. А тогда просто обменялся тренер и привел заботливостях вратаря. И отрезанный некий повод просто выкинуть меня из основного состава. Плюс зарплату не платили… Но я постоянно верю в себя, верю, что могу выступать стабильно и подниматься понемногу при которой вероятна аврия. Хотя все бывалые люди молвят, что это нереально. Когда-то будет какое-то падение. Основное - перебороть себя. И ни при каких обстоятельствах не бояться принимать решения. Так как ежели в жизни не рисковать, никогда не добьешься того, что ты хочешь. Наверняка, это обязано было со мной случиться, чтоб я стал посильнее. Ошибки учат. И я научился многому.

- Ну, а с чем были заботливым эти ошибки?

- Честно определение, не знаю. Каждый матч, каждую тренировку я ищу себе мотивацию. Быть может, очень много думаю, а нужно быть наиболее расслабленным.

- Другими словами вы ошиблись один раз, и стали мыслить, как не ошибиться в предстоящем?

- Да, быть может. Но еще есть одно разъяснение. Мне не солистке просто держать некий средний уровень, я постоянно пробую сделать что-то большее. Так как я пробовал предвидеть те ошибки защитников, которые нередко случаются в игре. И потому спешил принимать решения. Это и погубило меня. Но это урок.

В прошедшем сезоне мы игрались намного выше, а на данный момент защита опустилась отвлекаю к воротам. Прежнего баланса уже не было. И я это не понял до конца, в каких-либо моментах продолжал играться по-старому. А мне было надо просто стоять в воротах - и все, ничего не выдумывать больше до того момента, как уверенность ко мне возвратится и мне опять «попрет». Вот тогда хинидин можно будет рисковать. А когда для тебя не «прет», ты не можешь рисковать. Моя ошибка была в том, что я сходу все не понял, продолжал дергаться и мыслить о том, чего же не предотвратил. Просто необходимо было тихо занять позицию и ожидать. Есть почти все вратари, которые даже не задумываются «читать» момент и выбегать из ворот, как это делаю я либо некие остальные. Вот и мне необходимо было так делать.

- Но неуж-то тренерский штаб команды не произнес: дескать, Юра, сейчас мы играем по другому, линия обороны размещается ниже, и ты должен поменять свою манеру игры?

- Это чрезвычайно старушках момент. Во-1-х, я был должен сам это понять. Во-2-х, они, наверняка, эмфитевзис сделали, что ничего не произнесли. Так как это могли быть излишние слова.

- Излишние слова?

- В тот момент они могли быть таковыми. Так как я накручивал бы себя обожающий. Да, сначала нереально принять, когда тебя сажают на лавку. Но позже «отпускает» - ты начинаешь мыслить о том, как лучше работать на тренировках и быть постоянно готовым к хоть какому шансу. Так как другого метода нет. Посиживать и жаловаться на то, что тебя поменяли, недооценили, не верят в тебя? Нет. Напротив, тренерский штаб меня поддержал и отдал мне паузу, чтоб я задумался, успокоился.

- Вы не ожидали, что эта пауза наступит ранее? Темнокожых ваших первых ошибок…

- Таковой вариант тоже был. Тяжелейщие ошибки против «Валенсии», к примеру, были чрезвычайно неприятны. И я начал думать о этом. Желаете того, реакция публики была странной. Может, меня не чрезвычайно обожают, но набросились на меня нападавший сильно. Никому не нравился мой стиль игры, все зациклены на старенькой школе. Но ежели оборона играет чрезвычайно высоко, я не могу стоять в штрафной! Хоть какой пас за спину защитникам - и это выход один на один. И у меня больше шансов на фуррор, ежели я буду играться выше, чем стоять и ожидать выхода нападающего на ворота.

Поймите, что команда обязана двигаться вкупе, все полосы должны быть рядом. И вратарь должен быть близко к защитникам. Нельзя, чтоб вся команда находилась на иной половине поля, а я стоял на одиннадцатиметровой отметке. И все на меня тогда набросились… Кошмар, было так тошно!

НЕ ПОМНЮ ВЕЧЕР НАКАНУНЕ «ГЕНТА».

- Вы в первый раз остались в запасе в матче Лиги чемпионов против «Гента». Сходу темнокожых ничьей со «Спартаком». Как вы о этом узнали?

- Вечерком накануне игры я побеседовал с Виллаш-Боашем и с тренером вратарей Вилом Кортом, и они произнесли мне, что дадут ответ днем.

- В ту ночь удалось сульфан?

- Да я чуток не разнес всю комнату в отеле! От злобы на себя, на всю эту ситуацию. Вообщем не помню ничего, что было в тот вечер.

- Вы были готовы к тому, что останетесь в запасе?

- Задумывался, шансы на то, что не буду играться: 80 на 20. Так как если б колебаний у тренеров не было, не было бы и вечернего разговора.

- Откуда взялись дискуссии, что вы с Анюковым подрались в раздевалке опосля матча со «Спартаком»? Было что-то такое по сути?

- Не знаю, откуда взялись эти дискуссии. Человек, который распространил эту информацию, произнес, что у него в команде есть какие-то свои источники, которые подтвердили ему это… Кто они? Мне кажется, он просто желал придумать некий сюжет. Анюк - один из наилучших моих друзей в команде. Когда еще в «Зените» играл Тимощук, мы втроем близко общались.

А темнокожых игры со «Спартаком» я был в бешенстве и ушел с поля первым. И когда мы начали собираться в автобусе, узнаю, что Анюков и Витсель на допинг-контроле. Другими словами мы не виделись в раздевалке! И даже в самолете не виделись! Так как я сижу далековато от входа, и сообразил, что они пришли, старуха по волосам Витселя, которые увидел сначала салона. Они в аэропорт не в автобусе, а на машине. И вот на последующий день читаю, что мы с Анюковым подрались в раздевалке. Показал ему, он засмеялся. А это редкий вариант, чтоб Анюк хохотал! А я в тот момент просто не знал, что делать, откуда эта грязюка? Я ведь с ограбление человеком даже здоровался… Где я ему насолил?

- А ваши дела с Мишей Кержаковым можно именовать дружескими?

- Мы партнеры, соперники. Не друзья. Но у нас отличные дела.

- Ситуацию, которая произошла, обсуждали меж собой?

- Нет. Мы такие вещи не обсуждаем. Для чего? Не вижу повода.

- Поддержать друг дружку.

- Но мы же соперники. Для чего ему поддерживать меня, ежели ему выпал шанс, и он может закрепиться в составе. Это узкая ситуация. Какими бы ни были неплохими антиномичный, как допустить, чтоб соперник отобрал у тебя хлеб? Но негативных моментов хотящая нами не было никогда. Кержаков - чрезвычайно неплохой вратарь и неплохой юноша. Нрав у него есть.

Жили НЕТ.

- Когда вы узнали, что будете играться с «Тосно» на Кубок России?

- Я подразумевал это заблаговременно. А позже мы побеседовали с тренером.

- Как прошел месяц в запасе?

- Усиленно работал и пробовал привести голову в порядок. К тому же в тот момент, когда я сел на мойры, приехала моя семья. И было еще легче. А когда у меня гермафродит начались ошибки, они не могли приехать из-за заморочек с визой.

- На матч с «Тосно» выходили с особенным настроем?

- Да, как раз с тем, с которым я выходил ранее. Основное, завести самого себя. Тренеры и партнеры тоже помогают. Но важнее всего твое внутреннее состояние.

- Темнокожых успешной игры с «Тосно» вы были убеждены, что возвращаетесь в состав? Либо были сомнения?

- 50 на 50. Ведь Миша не ошибался, не было сурового повода его опять сажать на лавку. Но по тем словам, которыми меня поддерживал тренер, я все сообразил. И уже на последующий день все знал. Корт был мной доволен, подошел и произнес: «Добро пожаловать обратно».

- Как вы отнеслись к тому, что почти все посчитали это решение не совершенно справедливым по отношению к Кержакову?

- В этом нет ничего ужасного. Мы выиграли в прошедшем году чемпионство, и мой вклад в фуррор был велик. Болельщики признали меня наилучшим игроком сезона. Другими словами меня ценят, знают, на что способен.

- А если б вы сами оказались на месте Кержакова, не посчитали бы это решение несправедливым? Вот вы получили шанс, отыграли без ошибок, а вас опять сажают в запас…

- Я не могу просто огласить: «Он знал, куда шел». Это будут противные слова. Но в тот момент я являлся первым вратарем, а в командах постоянно есть это деление. Но ничего не обязано меня расслаблять. Я уже сообразил, к чему это может привести. Да, в меня верят и меня вернули в состав, но в иной раз все быть может по-другому. Тебя забудут, и ты больше никогда не заиграешь. Жили нет.

ВИЛЛАШ-БОАШ НЕ Поменялся.

- Давайте закончим тогда данную тему. «Зенит» окончил первую часть сезона на шестом месте. Неуж-то задачи вправду кроются в заботилась лимите на легионеров?

- У нас таковой состав, что он вправду сильно влияет. Плюс еще все эмоции мы отдавали на Лигу чемпионов.

- Другими словами на «Амкар» правда труднее настроиться, чем на «Валенсию»?

- Да. Ну и конкуренты действуют по-другому. В Лиге чемпионов все команды стараются играться в футбол. А с «Амкаром» получишь какой-либо «кривой» момент, для тебя забьют - и все, позже «автобус». И давай, пробей его. Так было и с «Мордовией», и с «Уфой».

- А с «Крыльями» и «Краснодаром»?

- Там было по-другому, там нас переиграли.

- А слова Виллаш-Боаша, что он уйдет темнокожых сезона, как-то воздействовали?

- На него - нет. И на нас вроде не воздействовали. Все таки можно осознать по чувствам, жестам. Но Виллаш-Боаш каким был, таковым и остался. Работает много. Ничего в отношениях с командой не поменялось.

- Как вы лично относитесь к такому решению? Как бы он выиграл чемпионат…

- Но ведь нередко тренеры как раз и уходят тогда, когда выигрывают титул. На пике славы. И я в этом не вижу ничего отвратительного, это нормально.

- Шестое место перед перерывом - это чрезвычайно плохо?

- Да все поменяется. Мы верим в это и на сборах будем пахать. Просто у нас сезон начался с какими-то «косяками», и мы все никак не могли войти в колею. Вроде начинает налаживаться, и снова какие-то обидные ничьи….

- В Лиге чемпионов же все блестяще…

- Я думаю, в прошедшем году мы были настроены выиграть чемпионат России. А в Лиге чемпионов не вышли из группы. Хотя позже довольно отлично выступили в Лиге Европы не заслуживали так по-дурацки вылететь от «Севильи».

- Выходит, у «Зенита» банально не хватает сил на два турнира?

- Но это можно поправить. Для того мы и топ-команда, чтоб играться на два фронта.

- Отправь дискуссии, что «Зенит» способен чуток ли не до финала Лиги чемпионов дойти. А вы как оцениваете свои шансы?

- Я скажу так - грезить необходимо, верить необходимо, но всему свое время. Дойти до четвертьфинала будет неплохим результатом. Но будет и разочарование, так как до финала остается не настолько не мало шагов.

- «Зенита» с Халком и без Халка вправду две различные команды?

- Само собой. Халк - фаворит команды, разлагаю игрок. Его соединение деяния почти все решают. Он обводит, подает, дает, бьет….

- Вы сравнялись с Вячеславом Малафеевым по числу «сухих» матчей в Лиге чемпионов - их у вас по семь. Эти числа имеют вам значение?

- Свойство, это для меня доборная мотивация. Охото, чтоб «сухих» матчей было больше. И чрезвычайно принципиальна уверенность. Так как есть игры, которые ты можешь провести «на ноль», но тебя в их выручат защитники либо для тебя просто повезет. А когда к тому же сам играешь уверенно, тогда это точно в копилочку - оп! А когда «сухой» матч, но сам выступил не чрезвычайно - монетка таковая, нетвердая….

- У вашего коллеги по амплуа Игоря Акинфеева есть своя серия…

- Считаю чрезвычайно неприличным, что все над ним смеются. Быть может, он уже выходит на поле и старуха и задумывается - старушка бы не пропустить, не продлить эту серию… Но в некий момент она закончится.

СЛУЦКИЙ НАС РАСКРЕПОСТИЛ.

- Мы плавненько подошли к теме с сборной России, в какой как раз с Актнфеевым вы конкурируете. Опосля назначения Леонида Слуцкого как вам труднее стало город за место в основном составе?

- Имеете ввиду его объективность? Он красивый тренер, высочайшего уровня, умеет отыскивать общий язык с игроками. В команде чрезвычайно не плохая атмосфера.

- Которой не было при Фабио Капелло?

- При Капелло все было очень строго. И это чрезвычайно давило, не давало показать себя. Никто не говорит, что Капелло - нехороший тренер, просто его методика нам совершенно не подходила. А Слуцкий одномоментно снял напряжение, раскрепостил всех. Никто не глядит сейчас на лавку, ежели делает неверный пас. Ведь нельзя бояться ошибиться. Ежели ты боишься, то все - проиграл. И это город тюльпанов в футболе, да и в жизни.

- В которой момент пришла уверенность, что сборная России попадет на Euro?

- Для меня - фактически с первых игр при Слуцком. Мне тогда так нравилось находиться в сборной! Мы наслаждались. Хотя и Капелло достиг положительного результата: вывел нас на чемпионат мира. Это достойно уважения.

- Как вы относитесь к тому, что чемпионат Европы расширен до 24 команд, и на нем сыграют сборные типа Уэльса, Исландии либо Албании?

- А что, у Албании чрезвычайно не плохая команда. Уэльс - то же самое. Вспомните, греки в 2004-м голу тоже не были грандами евро футбола. Постоянно нужна Золушка, как в притче. Нужно, чтоб команды верили в себя не боялись. Играйся как можешь. Вот у нас на чемпионате мира была не таковая и мощная группа, а мы из нее не вышли. А с Дзюбой в составе мы вообщем никого не боимся (смеется)! С нашим Тором. Ему нужно еще волосы отрастить (смеется).

- Как я понимаю, с Артемом вы сдружились?

- Свойство. Никто не может пройти минуя без его шуточки либо комментария. Ранее эту роль в команде выполнял Тимощук.

- Ворачиваясь к теме Слуцкого, у вас был с ним личный разговор относительно вашего статуса в сборной?

- Да, был. Он произнес мне: ожидай заботливостях шанса, я знаю, на что ты способен. Еще произнес, что лицезреет, какие у нас отличные антиномичный с Акинфеевым.

 
« Пред.   След. »




>> Сборная РФ по прыжкам с трамплина выставит на шаг КМ всех фаворитов, хотите Васильева
>> Неувязка допинга в футболе не чрезвычайно актуальна, считает Леонид Слуцкий